Шлангенбадские Беседы

русский | deutsch

Краткий отчет 2017 года




С 27 по 29 апреля 2017 года прошла ХХ встреча Шлангенбадских бесед – российско-германского дискуссионного форума по вопросам международной политики и политики безопасности, который каждую весну собирает большой круг экспертов из обеих стран. В нынешнем юбилейном году встреча была посвящена актуальной теме «Жизненный цикл либерального миропорядка: падение или поиск новой формы». Можно сказать, что она прошла под впечатлением от волны (правого) популизма, подъем которой наблюдается по обе стороны Атлантики.

В нынешнем году Шлангенбадские беседы снова вызвали большой интерес: в них приняли участие более шестидесяти представителей политических и бизнес-кругов, ученых и журналистов. В ходе четырех тематических сессий у участников была возможность обменяться мнениями по актуальным вопросам мировой политики. Встреча открылась общими дебатами о нынешнем состоянии системы европейской безопасности, основными элементами которой являются НАТО и ОБСЕ. При всех сохраняющихся разногласиях в оценках нынешних конфликтов все участники дискуссии единодушно выразили разочарование в связи с теперешним состоянием отношений между Россией и Западом, подчеркнув при этом готовность к поиску общих целей и интересов.

После «брекзита», избрания президента Трампа в США и перед лицом возможной победы Ле Пен на выборах во Франции в центре внимания в этом году оказались вызовы, с которыми столкнулся прежде всего Запад, хотя Россия особо не скрывает своих симпатий к право-популистским силам и оказывает им определенную поддержку. Тактический интерес здесь очевиден: ослабление политической сплоченности в странах Запада. Но волна популизма, возможно, уже прошла свою высшую точку, и то, что она – как в 30-е годы ХХ века – может стать началом конца демократии, участники дискуссии сочли столь же маловероятным, как и распад Евросоюза. Популизм, однако, не исчезнет с политической арены. В отличие от критических оценок немецких участников, которые исходили из специфики политических режимов, российские эксперты трактовали популизм прежде всего как проявление кризиса, в котором находится мировой либеральный порядок, видя его позитивную роль в том, что он способствует ослаблению западной гегемонии и преодолению западной однополярности.

С этой тематикой был тесно связан второй тематический блок, озаглавленный «25 лет урегулирования конфликтов и кризисов. Как оптимизировать международное взаимодействие на новом этапе?». Готовность Запада к вмешательствам (например, под флагом «Responsibility to Protect») и его интервенции в Косово, Ираке, Афганистане и Ливии уже много лет входят в стандартный репертуар российских претензий в адрес Вашингтона, Брюсселя или Берлина. Россия критикует как намерения («смена режимов»), так и последствия интервенций (дестабилизация), в то время как Запад ссылается на моральный и политический долг, требующий вмешательства. Разницу в подходах к этой проблеме не удалось преодолеть и в этом году. При этом надо отметить, что особый интерес вызвали не столько тема конкретных условий, при которых необходимо вмешательство, и проблемы практического урегулирования конфликтов и укрепления мира, сколько вопрос о том, в какой мере практика урегулирования международных конфликтов отражает состояние отношений между Востоком и Западом, а также соотношение сил между великими державами.

В завершение ХХ встречи Шлангенбадских бесед состоялась сессия, посвященная путям сообщения между Китаем и Европой («Шелковый путь» или инициатива китайского руководства «One Belt, One Road»), а также перспективам сотрудничества на пространстве Евразии. Российская сторона видит в этом проекте не только многообещающую альтернативу застою в сотрудничестве с Западом, но и преследует более масштабные стратегические цели. Создается впечатление, что на смену проекту «Большая Европа» теперь приходит концепция «Большая Евразия», большое преимущество которой, с точки зрения Москвы, состоит в том, что Россия занимает в нем не окраинное, а центральное место. Контуры этой концепции, правда, пока размыты, она не имеет пошагового плана. Ее реализация может натолкнуться на определенные препятствия, поскольку основные восточные участники этого проекта преследуют разные цели – не говоря уж о европейцах, которые могут оказаться здесь в роли некоего западного придатка. Для казахского правительства, к примеру, Евразия является прежде всего экономическим проектом, в то время как Россия подчеркивает его политическое измерение. Китай же видит в проекте «One Belt, One Road» «геополитику ради мира». В ходе дискуссии были высказаны, однако, большие сомнения в том, что реализация проекта будет выгодна всем участникам, как утверждает китайская сторона.

Хотя в ходе нынешних Шлангенбадских бесед не раз говорилось о «пост-западном» или даже «пост-европейском» мире, осталось все же неясным, что здесь точно имеется в виду, если не считать очевидных подвижек в глобальном соотношении сил. Внятной альтернативы отношениям между Россией и Европой/Германией обнаружить так и не удалось. Этот новый «миропорядок» пока что остается иллюзорной мечтой, основанной исключительно на недовольстве нынешней ситуацией. Задачей будущих Шлангенбадских бесед будет выработка конкретных представлений об этом «порядке» и поиск возможных путей сотрудничества. После глубокого кризиса 2014/15 годов, который явно напомнил о настроениях «холодной войны», атмосфера дискуссии стала теперь более спокойной и конструктивной, что создает хорошие предпосылки для такой работы.

Ретроспектива прошедших 20 лет Шлангенбадских бесед показала, однако, границы российско-германского диалога: участники констатировали повторяющиеся колебания между (все более короткими) фазами эйфории и (все более длительными) периодами фрустрации. Завышенные обоюдные ожидания, противоречивость собственных позиций и очень разные преставления о принципах построения мирового порядка стали отягчающими структурными элементами российско-германского диалога.


Отчет о конференции был опубликован в журнале «Zeitschrift für Außen- und Sicherheitspolitik (ZfAS)»:

Rogova, Vera/Kalinskij, Nora T. (2017): Business that needs to be done – Ein Bericht über das 20. deutsch-russische Schlangenbader Gespräch vom 27. bis 29. April 2017, in: Zeitschrift für Außen- und Sicherheitspolitik, 10 (3), с. 403–408.

Также онлайн: https://link.springer.com/article/10.1007/s12399-017-0649-6.